Коломна. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 24 мая

пасмурно+12 °C

Онлайн трансляция

"Верстаем историю вместе!" - новый проект к 100-летию "Коломенской правды"

26 авг. 2016 г., 16:20

Просмотры: 1530


Эти воспоминания начинают ещё один наш проект, посвящённый 100-летию "Коломенской правды". Называется он "Верстаем историю вместе!". Собственно, коллектив редакции вместе с нашими читателями и жителями все прошедшие 98 с хвостиком лет именно этим и занимается - как летописец, честно и подробно описывает и сохраняет и большие, и маленькие события в жизни родного коломенского края.

 

Владимир ПЛЕШИВЦЕВ

Фото из семейного архива автора

Дом наш под номером 2 (первый слева на фото) стоял на улице Лазарева (бывшая Успенская) в самом начале Косой горы, на фундаменте крепостной стены. Во дворе было два выхода: на улицу Лазарева и к реке Коломенке. А спуск к ней выложили белым известняком, как раз и взятым из основания крепости.

 По краям спуска летом росли лопухи почти в человеческий рост и деревья - вязы, ивы, а в саду дома - вишни. Мы с братом, сидя на заборе, ели сладкую ягоду и ждали почтальона. Он приносил нашу любимую газету "Пионерская правда". Письма и открытки для моей бабушки по адресу: Коломна, Косая гора, Валентине Дмитриевне Сергеевой, собственный дом, доходили из Москвы всего за день. Я до сих пор с любовью храню их: с 1908 по 1920 годы - столетние свидетели истории...

Дорога у нашего дома была вымощена булыжником и шла вниз до Маринкиной башни. А слева от склона Косой горы находился женский монастырь, тогда он был сильно заселён, а в ограде даже было окно комнаты моего одноклассника. Зимой мы катались на самодельных санках, сделанных из старых коньков: два сзади, а один впереди - для руля. На Коломенке недалеко от Маринкиной башни находился плот для полоскания белья. Я часто ходил туда с мамой, помогал везти бельё. Но когда здесь было много народа, мы шли через Пятницкие ворота на Бобреневский мост.

 В начале шестидесятых, весной, на месте картофельного поля начали строить стадион (от ред. - Шавыринский). Но некоторые горожане уже успели посадить здесь картошку, и бульдозер запахал труд людей, обидно было, ведь жили-то очень небогато. Часть русла Коломенки перегородили временной плотиной. А тогда в ней водилось много рыбы: карп, мелкий окунь, которого можно было ловить, просто привязав на нитку червяка. Пескаря ловили литровой банкой, обвязав горлышко белой материей с небольшим отверстием. В банку клали немного белого хлеба и за верёвку бросали в воду, а сами шли купаться. После купания банки были уже с уловом!

 

 

Перед входом на "Блюдечко" стояла железная ограда с белыми столбами и проходом посередине, мы их так и называли "белые ворота". Они были в полтора раза выше нынешних. А в тридцати метрах от "белых ворот" росло дерево в три обхвата, возле которого мы часто играли в прятки (хоронички), лапту, 12 палочек, классики, прыгалки. На асфальте, который начинался от ворот и шёл до оврага с поворотом направо до конца сквера, я учился ездить на велосипеде и однажды, не вписавшись в поворот, поехал вниз, но упал "удачно" - в кучу срезанного крыжовника.

 В сквере "Блюдечко" справа от асфальта росло много деревьев, два из них служили нам воротами при игре в футбол. При неудачном ударе мяч пролетал по асфальту и катился в овраг, заросший крапивой и репейником. Лез за ним тот, чей удар был последним. Когда построили стадион, там стали проводить соревнования по футболу между цеховыми и дворовыми командами. Приз - белый ниппельный мяч. А мы тогда играли мячом со шнуровкой, и этот приз для нас был просто мечтой!

 Через два года стадион реконструировали под искусственную ледовую дорожку, стали проходить соревнования с участием известных спортсменов, таких как чемпион мира и Европы Виктор КОСИЧКИН. Многие из моих друзей стали заниматься конькобежным спортом, одноклассник Юрий МУРАТОВ, брат буду-
щего чемпиона мира Валерия
МУРАТОВА, уже тогда занимал призовые места на соревнованиях. Начала развиваться и академическая гребля. Построили деревянный ангар на льду возле плотины на Коломенке, где была вырублена большая прорубь, и установили лодки-тренажёры.

 В храмах Воскресения Словущего и Николы Гостиного открыли секции по гимнастике и классической борьбе. Но всё же особенно мы любили футбол. Часто ходили на стадион "Авангард" поболеть за свою команду, которая участвовала в классе "Б" чемпионата СССР. К нам приезжали ветераны футбола: Стрельцов, Бубукин, Логофет, Маслаченко... На матчах все места были заняты, зрители сидели даже на крыше соседней пятиэтажки. Хулиганства не наблюдалось, хотя многие мужчины приходили "со своей тарой". По окончании матча народ спешил на трамвай и набивался в него так, что вагон был похож на гроздь винограда. В то время всего-то было два маршрута, и трамваи ходили редко, в том числе и деревянные с прицепным вагоном.

 По субботам и воскресеньям мы с родителями ходили в центральную баню напротив стадиона "Старт" завода "Текстильмаш". Она была двухэтажная, с мужскими и женскими отделениями. И всегда - большая очередь. А после бани в буфете на первом этаже нам обязательно покупали лимонад за 17 копеек, его наливали в пивные кружки. Повзрослев, мы с друзьями стали ходить в баню одни, уже по четвергам, когда спортсмены делали очень хорошую парную. Возвращаясь с катка стадиона "Старт", мы собирали по 10 копеек для банщика, хотя вход стоил 17, и мылись до самого закрытия заведения.

 

 

С 1-го по 4-й класс мы с братом учились в школе № 8, сейчас здесь краеведческий музей, а с 5-го по 8-й - в школе № 3 на Соборной площади. За ней рос фруктовый сад, шатровая колокольня иногда была открыта, и тогда мы с ребятами залезали наверх по истёртой каменной лестнице, любовались на Бобренев монастырь и окрестности Коломны. Тихвинский храм всегда был закрыт, а вот Успенский собор ("пятиглавка", по-нашему) не закрывался, и мы с ребятами искали там клад. В одной из стен алтаря нашли два кувшина медных денег, но, не поняв их ценности, просто разбросали. Собор был в плачевном состоянии: стены обшарпаны, витражи куполов разбиты. Когда в школе организовали соревнования между классами по сбору металлолома, мы начали таскать металлические плиты с пола собора. Нас остановили, но ненадолго: мы переключились на чугунные трубы со стройки "Шавыринского". После визита в школу прораба пришлось их вернуть. Третьей попыткой занять первое место стала попытка унести старую кабину от грузовой машины с автобазы на улице Болотникова, где сейчас автостоянка.

 Спусков со сквера "Блюдеч-ко" было три: один пологий - к стадиону, другой, к руслу Коломенки, представлял собой каменную лестницу, третий - тропинка, усыпанная мелким щебнем, шла прямо на пляж, который мы называли "на камушках". В воде было много камней, а на пляже росла замечательная травушка - муравушка, на которой было приятно загорать. На противоположном берегу Москвы-реки находился песчаный пляж, куда мы переплывали, играли в пляжный футбол и ждали пароходов, чтобы покачаться на волнах. Так в течение дня посещали все пляжи: "ближние песочки", "дальние песочки", на Коломенке за мостом, ходили на плотину и прыгали с вышек.

Те самые "песочки".

 

(Окончание следует.)

 

 

Похожие новости