Коломна. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 26 июня

сильный дождь+25 °C

Онлайн трансляция

Шофёрская доля, или Трасса длиною в жизнь

12 сент. 2016 г., 16:24

Просмотры: 286


Этого человека я знаю, сколько помню себя. Разница в возрасте не стала помехой для доверительных отношений, к тому же его бурная биография, трудная профессия и необыкновенный талант рассказчика всегда вызывали живой интерес и искреннее любопытство. И вот выпал случай узнать о нём чуть больше, чем при мимолётных встречах и отрывочных разговорах. Записать его рассказ я постарался как можно подробнее.

Тяжело в учении

За баранку Саша Абрамов сел будучи совсем юным. Но прежде были трудные послевоенные годы:

- Помню, голодно было, "чибрики" - прошлогоднюю гнилую картошку в поле собирал... Пошёл учиться: четыре класса в Молитвинской школе, ещё три - в школе в Запрудах. Работать в нашем колхозе имени Сталина начал рано. Сначала был прицепщиком, потом послали в сельхозтехникум, тогда он находился в Первомайском, три месяца отучился на тракториста и вернулся на работу в колхоз. Чуть позже в Подольске получил специальность "меха­ни­за­тор широкого профиля". В 1963 году вызвали в военкомат, до призыва предложили выучиться на шофёра. Когда в автошколе ДОСААФ узнали, что я тракторист, поначалу брать не хотели: мол, у вас то сев, то пахота - как успевать на занятия будешь? Но я своего добился, правда, полтора месяца пришлось работать в поле в ночную смену. Потом получил права и через три месяца ушёл в армию.

Водительских категорий в те годы не существовало. Шофёры по степени профессионализма делились на I, II и III классы, получая за них соответствующие надбавки к зарплате.

Эхо войны

Как всякий служивший мужчина, армейские годы Александр Абрамов вспоминает с удовольствием. Но есть эпизод, который произвёл на него неизгладимое впечатление. Службу наш герой проходил в танковой части на Украине, в городе Хмельницком. Был водителем-ремонтником, ездил на автомобилях "ЗИС-150" и "ЗИЛ-157". Однажды ночью его вызвали по тревоге к дежурному части: "Срочно завести машину и ехать к дому офицеров!"

- Я приехал, - вспоминает Александр Николаевич, - мне поставили задачу: будешь возить... трупы. Выяснилось, что при разборке старого дома в подвале под плитой обнаружили оставшееся с войны массовое захоронение. Как погибли эти люди: то ли их казнили немцы и спрятали следы преступления, то ли в подвал залетел случайный снаряд - по прошествии лет сказать невозможно, да и интересоваться тогда было особенно не по уставу, ведь солдату задавать лишние вопросы не полагается. Только ту ночь Александр Абрамов не забудет никогда. Не забудет, как возил полуразложившиеся тела за город, к большой, специально вырытой братской могиле...

Кино на колёсах

После демобилизации Александр вернулся в родной колхоз и - сразу за руль:

- Поначалу возил молоко, а работа эта, я тебе скажу, без выходных и проходных. Потом по подсказке друзей устроился в кинофикацию.

Вот здесь начинается, пожалуй, одна из самых романтических страниц в биографии нашего героя. Сейчас сложно даже представить, что значило кино в то время, и особенно на селе. Тогда оно было и окном в мир, и первейшим развлечением. Поэтому, наверно, здорово было ощущать себя лихим водителем, спешащим привезти к вечернему сеансу в какую-нибудь глухую деревушку "Бродягу" с Раджем Капуром или "Зигзаг удачи" с Евгением Леоновым.

- Кинопрокат тогда находился в Бочманове. Цветное кино было редкостью, в основном - чёрно-белое. Я развозил только широкоформатные фильмы, в районе для их показа было десять установок. А за фильмами на узкой плёнке, как правило, киномеханики приезжали сами.

- А случалось ли так: люди ждут кино, а машины всё нет и нет - сломалась...

- Так я не один работал: три машины было, и коллеги всегда могли взять мои четыре точки (четыре клуба - прим. ред.) на себя. Я возил фильмы в посёлок Кирова, в Пирочи, Октябрьский и Маливо. Три года так проработал, но потом надоело, да и зарплата маленькая...

75 рублей в месяц получал шофёр кинопроката в начале 70-х годов прошлого века.

Из "рабочей лошадки" в дальнобойщики

Автохозяйство в Ворыпаевке в народе называли "Дикой дивизией". Туда и устроился затем Александр Абрамов, там и проработал целых шесть лет, в основном развозя на самосвале навоз - с ферм на окрестные поля. Затем опять резкая перемена судьбы и новая запись в трудовой книжке.

- Устроился на автобазу при ВНПО "Радуга", восемь лет проработал на "ЗИЛ-133", ездил куда пошлют. Работа была или сдельная, или почасовая, но это когда есть заказ на рейс. А нет заказов - получай копеечную зарплату. Однажды на автобазу пришёл новый "КамАЗ", стали решать: кому доверить машину. Учитывая стаж, заслуги и то, что прежняя машина почти выработала ресурс, отдали его мне. Вот тогда-то и посчастливилось стать настоящим дальнобойщиком.

В те далёкие времена в хозяйствах под осень любили устраивать "битвы за урожай". Машин при этом в колхозах и совхозах вечно не хватало. Вот и привлекал райисполком своим волевым решением авторесурсы подведомственных организаций. В "Ра­ду­ге"­ не захотели гонять новенький "КамАЗ" по грязным полям и отправили его вместе с водителем на вольные хлеба - в бюро транспортных перевозок.

  

Вот такой (далеко не полный!) получится автопарк, если собрать вместе все машины и трактора, на которых работал Александр Абрамов. Большинство техники осталось в XX веке, это уже памятники эпохи: "МТЗ-2", "ДТ-54", "ЗИС-150", "ЗИЛ-157", "ГАЗ-69", "ГАЗ-93", "ГАЗ-53", "ЗИЛ-130", "МАЗ-504", "КамАЗ-5320".

Широка страна моя родная

- А там как: есть заказы - есть работа, - продолжает Александр Николаевич. - Первый мой заказ на дальний рейс пришёл с ЗТС: перевезти в Красноярск верстаки и станки для профтехучилища. Погрузили в кузов и в прицеп, и я поехал. На месте был через десять суток, а вот обратно вернулся только спустя месяц с лишним.

- Наверное, кружным путём ехал или в тайге заблудился?

- Ни то, ни другое. Тогда было так: гнать обратно машину порожняком было невыгодно. Заказ-то я доставил, а вот чтобы назад ехать с грузом - будь любезен, ищи клиента сам. Пока нашёл - время и прошло.

 - Госавтоинспекция тогда не лютовала?

- До Урала едешь нормально. Ну, остановят, проверят документы, и всё. А вот в Сибири я раз ехал: пустынная дорога, стоит гаишник. Поднял жезл, тормознул... Так я целый час от него не мог уехать, он меня остановил, просто чтобы поболтать - очень ему было скучно на пустой трассе.

Из дальних рейсов шофёры привозили немалые по тем временам деньги, правда, значительную их часть "съедал" подоходный налог.

- Куда ещё судьба шофёрская забрасывала?

- Был в Белоруссии, неподалёку от Бреста - возил старые станки, опять-таки с ЗТС. Тогда довелось и в Польше побывать, благо граница рядом, проход свободный: прикупил для жены тушь да помаду. Ездил в Одессу на Украину, в Киргизии бывал. Возил заказы и от Коломзавода, и от ВНПО "Радуга" - станки, детали, поливальные установки. Ездил всё время один, а не как принято сейчас - с напарником.

- А как же безопасность?

- Старался искать попутчиков, таких же дальнобойщиков, которые ехали в том направлении, что и я. Договаривались и двигались караваном, вместе останавливаясь на ночлег. Но монтировка на всякий случай всегда была под рукой. Расскажу напоследок историю: после Кемерова был двухсоткилометровый участок сплошной тайги. Коллега, с которым мы ехали парой, предупредил: никому не останавливай, по лесу шатается много беглых уголовников. Едем. Смотрю: посередь трассы стоят трое подозрительных, уступать дорогу не собираются. Ну, мы их по очереди кое-как на скорости объехали, но одного всё-таки слегка зацепили. А посадили бы их, так, глядишь, и жизнь задёшево продали бы...

Александр Николаевич Абрамов сегодня уже на пенсии. Живёт в родной деревне Семибратское, неспешно ведёт хозяйство и вспоминает былое.

Николай Романов